На правах рекламы:

https://55m.ru инфракрасный карбоновый обогреватель - купить карбоновые обогреватели.

Кирпич Ликолор от производителя.

Курская молодость

В 1896 году семья Малевичей осела в Курске; с этим провинциальным городом будущий художник был тесно связан более десяти лет.

В Курске он вступил в свое третье десятилетие, возраст телесного расцвета и зрелости. Около 1899 года братья Малевичи женились на сестрах Зглейц, дочерях курского 8 лекаря: Казимир на Казимире, Мечислав на Марии. Казимира Ивановна Зглейц (1883? — 1942), пойдя по стопам отца, стала фельдшером; у Казимира и Казимиры родились сын Анатолий (1901—1915) и дочь Галина (1905—1973).

Солидный семьянин, Малевич нуждался в средствах. На жизнь ему пришлось зарабатывать службой в Управлении Курско-Московской железной дороги.

Среди местного чиновничества были люди, близко знакомые с профессиональной живописью, а некоторые даже пробовали учиться в юности в художественных заведениях. Своим ближайшим курским другом Малевич называл безвестного живописца-любителя Льва Квачевского, недолгого воспитанника Академии художеств — он, естественно, был более продвинут в живописи, нежели Казимир, а в остальном они были очень схожи (следует заметить, что Малевич сполна был наделен прекрасным даром дружбы, в этом нам еще не раз придется убедиться).

Вместе с единомышленниками Малевич сумел организовать в Курске художественный кружок. Начальство позволило чиновникам-любителям собираться после службы в одной из комнат, куда поставили гипсовые отливки, в складчину приобретенные в Москве. Подражая настоящим школам, энтузиасты рисовали с гипсов, но любимым их занятием была все же работа с натуры. Малевич явно лидерствовал: «Надо сказать, что жены моих друзей меня ненавидели за то, что я уводил мужей во всякое свободное время на этюды: потому их никогда не было дома».

Обыденная жизнь рубежа веков почти неизбежно воспринимается сквозь призму Чехова — и в совсем иных по стилистике описаниях Малевича живо ощущаются приметы провинциального рутинного житья-бытия, хорошо знакомого по бессмертным пьесам и рассказам. И сам художник в его курском десятилетии вполне, как казалось, соответствовал отшлифованному русской литературой образу мелкого чиновника, обремененного большой семьей, неудовлетворенного своей бескрылой жизнью и мучимого непонятными порывами. (В конце нашего столетия хорошо известно, как этот «маленький человек» изменил художественное видение мира; такого неправдоподобного героя реалистическая литература просто и не могла бы себе позволить, но жизнь на то она и жизнь, чтобы быть позатейливей любого романиста.)

И совсем по-чеховски зазвучал властный рефрен «в Москву, в Москву», возникший в жизни Малевича в самом начале века. Всепоглощающая страсть к кисти и краскам сыграла, в конце концов, свою судьбоносную роль, и курский чиновник, будучи человеком цельным, решился на крутые перемены: «...меня начала мысль о Москве сильно тревожить, но денег не было, а вся загадка была в Москве, природа была всюду, а средства как написать ее были в Москве, где жили тоже знаменитые художники.... Я подвел денежную базу и по моим расчетам мне должно было хватить на целый учебный год, весной же приеду в Курск и поступлю на работу. Еду. Это был 1904 год».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика Главная Контакты Ссылки Карта сайта

© 2023 Казимир Малевич.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.