Петербург 1913 года

Основные события биографии Малевича в 1913 году развертывались в Петербурге, где он оказался в эпицентре «бури и натиска» русского авангарда.

Этот год, последний мирный год старой России, начался для художника официальным вступлением в «Союз молодежи». Третьего января Малевич был принят в члены содружества вместе с Алексеем Моргуновым, Владимиром Татлиным и другими москвичами.

«Союз молодежи» в 1913 году сильно расширился. Помимо включения большого числа новых членов, он объединился с кубофутуристической группой поэтов-будетлян «Гилея» — в нее входили Владимир Маяковский, Велимир Хлебников, Алексей Крученых, братья Давид и Николай Бурлюки, Елена Гуро, Василий Каменский, Бенедикт Лившиц. Недолгое объединение живописцев и литераторов, распавшееся в конце того же 1913 года, увенчалось совместным изданием третьего сборника «Союза молодежи» и знаменательными постановками «первого в мире театра футуристов».

Среди дружеских привязанностей Малевича одно из главных мест принадлежало музыканту, живописцу, композитору, издателю, теоретику искусства, скульптору, педагогу Михаилу Васильевичу Матюшину (1861—1934). Их знакомство состоялось в 1912 году, а год 1913 принес теснейшее сотрудничество и упрочение дружбы, продолжавшейся до конца жизни обоих (Матюшин скончался от того же страшного недуга — рака, — что и Малевич, на полгода раньше своего коллеги).

Первой профессией Матюшина в искусстве была музыка — вплоть до 1913 года он служил скрипачом в петербургском Придворном оркестре; его теоретические изыскания в сфере композиторства вылились в оригинальную теорию четвертитоновой музыки. Живописью Матюшин занялся в зрелом возрасте, в 1898—1906 годах он учился в частной студии Яна Ционглинского. Здесь он встретился со своей будущей женой, художницей и поэтессой Еленой Гуро (1877—1913). Дом супружеской четы на Песочной улице, наполненный поэзией, музыкой, живописью, надолго стал центром притяжения художников и поэтов русского авангарда. Именно по инициативе Матюшина и Гуро было создано новаторское объединение художественных сил «Союз молодежи» (в 1910 году супруги покинули свое детище, но в 1912 снова вступили в Союз). 2

Матюшин играл видную роль во многих начинаниях левых художников и поэтов — в частности, учредив книгоиздательство «Журавль», он выпустил множество книг, без которых ныне немыслима история отечественного искусства XX века. В этих книгах рельефно проступила одна из наиболее характерных черт русского кубофутуризма: будучи самым радикальным художественным направлением предвоенных лет, он распространялся и на живопись, и на поэзию. Сращение пластики и слова привело к возникновению поразительных феноменов, взаимно обогативших художников и поэтов. Звездным часом русского кубофутуризма стал Первый съезд баячей будущего (поэтов-футуристов), впервые введший в публичный обиход самоназвание крайне левых деятелей искусства. «Футурист» и его синоним «кубофутурист» надолго стали притчей во языцех для газет и критиков.

Первый съезд... происходил 18 и 19 июля 1913 года в финской деревушке Усиккирко, где находилась дача Матюшина. Он и был председателем съезда, а участниками его стали Малевич и Алексей Крученых; ожидался приезд Велимира Хлебникова, но рассеянный поэт обронил в реку кошелек с деньгами, присланными Матюшиным, и не смог выбраться из родной Астрахани.

За два дня было обсуждено и намечено множество планов; манифест, опубликованный через несколько дней в петербургском журнале За 7 дней, обнародовал грандиозные инициативы и начинания делегатов.

Как известно, на начальном этапе своей жизнедеятельности футуристы яростно расчищали дорогу новому, низвергая и громя все прежние «устаревшие» ценности культуры. Их эпатажный нигилизм наиболее яркое воплощение нашел в скандальном сборнике Пощечина общественному вкусу. В Усиккирко же было объявлено: «Пора пощечин прошла». Дерзкая резолюция съезда декларировала отход от разрушительного пафоса русского футуризма в пользу созидательных усилий: целью современности виделось отныне «личное творческое прозрение подлинного мира новых людей». В соответствии с этим намечались действия в предстоящем году: выпуск «все новых и новых произведений в словах, в книгах, на холсте и бумаге» и учреждение нового театра Будетлянин с устройством ряда представлений.

Самое удивительное, что эти широковещательные планы, провозглашенные на финской даче, почти все были реализованы в заявленные краткие сроки.

Почти тут же на свет появился сборник Трое — одно из первых изданий с иллюстрациями Малевича. В нем были помещены произведения Хлебникова, Крученых, Елены Гуро. Памяти этой поэтессы, скончавшейся весной 1913 года от лейкемии и похороненной на лесистом холме близ Усиккирко, и была посвящена книга.

Начиная с лета 1913 и затем в течении 1914 года были изданы и другие футуристические книжки: их украшали литографии Малевича, Гончаровой, Ольги Розановой. Автором текстов этих «самописных» изданий был преимущественно Крученых.

Творчество Крученых до конца своих дней Малевич любил, высоко ценил и даже отдавал ему предпочтение перед гениальным будетляниным Хлебниковым. Открытия и прозрения поэтов-футуристов сыграли огромную роль в самоопределении Малевича и его выходе к иным, неожиданным горизонтам в живописи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
 
Яндекс.Метрика Главная Контакты Ссылки Карта сайта

© 2023 Казимир Малевич.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.